Проза и стихи об эротическом массаже

Все про чувственный, сексуальный, эротический (синонимы можно продолжать) массаж. Ссылки на фото и литературу, описание, обучение, трудоустройство и производство.

Модераторы: Лиза, будликов

будликов
Участник проекта
Сообщения: 1544
Зарегистрирован: Чт янв 18, 2007 9:11 pm
Откуда: СПб
Контактная информация:

Сексуальные развлечения Таиланда

Сообщение будликов » Вс июл 22, 2012 9:22 pm

http://www.proza.ru/2012/05/23/995

Сексуальные развлечения Таиланда
Медведев Дмитрий
До: http://www.proza.ru/2012/05/21/1140

После уморительного танца Инна предложила посидеть в баре «иди-иди» (Go-Go bar) и выбрать мне девочку на время своего массажа. Здесь был подиум с полуобнаженными миниатюрными танцовщицами, у каждой приклеена вымученная улыбка на детском личике и номерок между грудными прыщиками. Так и хотелось сказать этим вялым грезницам педофила: «не грусти, а то грудь не будет расти». Впрочем, тут дело вкуса - маленькая грудь более чувствительна, поскольку имеет стандартное количество нервных окончаний на меньшей площади, да и строение узкого таза азиаток тоже имеет свои анатомические преимущества. Но я лично люблю девушек с осязаемой грудью, чтобы, обнимая, чувствовать - между нами что-то есть.

Снова пришлось заказать выпивку, потому что сидеть просто так нам здесь не дали. И пока я, не моргая, глушил гадость типа "капитана Моргана", Инна давилась "Маргаритой" с солью по краям стакана. Периодически ко мне приставали официантки, но я отсылал всех к своей спутнице, которая играла роль персональной переводчицы крутого парня. Мелюзга на подмостках давно слилась в одно лицо, менялись лишь цифры на груди, которые составляли большую часть наряда каждой. А может, и в самом деле ходили те же самые три-четыре манекенщицы, получившие в наказание десяток нарядов вне очереди. И только мы собрались оставить это унылое место, как, словно капля «Бейлис» в бочке браги, появилась грудастая искусительница. На три вещи можно смотреть бесконечно... На четыре, если тебе уже исполнилось восемнадцать. Но с просмотром мы не затягивали, и Инна подала ей знак приблизиться для выяснения цены. Надо заметить, что после ее ухода с подиума вся группа опять стала на три размера меньше.

На английском дивчина говорила ужасно, коверкая узнаваемые слова до неузнаваемости. Получалось что-то вроде: «Мужчинку могу изнасявкать за полторальник килоБат, а с тобою (показывая на Инну) секаса нету». Инна, хоть и не претендовала на такое, но немножко обиделась. К тому же, оказалось, что этой лЯди надо купить «лЕди дринк» (видите ли, у нее своя квота), оплатить пабу «bar fine» (у него тоже своя такса) и снять в нем же комнату на два часа. Общая сумма колебалась в районе восьмидесяти долларов. Мы не были готовы к такой дороговизне в дешевом Таиланде и, расплатившись за наши дрянные «дринки», покинули заведение.

Инна заявила, что не намерена больше пить, и мы отправились на поиски экзотического массажа. С каменным лицом она игнорировала зазывал с листовками, в которых на полуграмотном русском заверялось, что только у них «пуськой» (видимо, образовано от английского pussy) и свечки затушат, и сигарету выкурят, и бутылку откроют, и даже в пинг-понг поиграют, да по воздушным шарикам постреляют. Также видели рекламу девочек-белочек, которые достают из своих дупел... дуплей... дуплов... дуплищ... дупл... (и в самом деле, какой же сложный этот русский язык) короче, из своих «пусек» гирлянды, иголки, лезвия и даже мелкую живность. Но Инне фокусы с пластиковой вставкой в глубине чьих-то нелицевых губ тоже были не интересны. Она остановилась лишь на флаере - «двухчасовой массаж в травяной ванне с лепестками роз».

Мне также предложили боди-массаж, в который включалась помывка с пеной и массирование голым телом в душистом масле с вероятным продолжением «бум-бум»*. И это все? Тоже мне - мыльное растирание намасленной тайской мочалкой немЫловидной внешности. Похоже, в настоящих массажах они ни «бум-бум» не смыслят. К тому же, не дай Бог, она еще навернется на скользком кафеле и упадет маслом вниз - доказывай потом, что это не ты ее «бум-бум». Однако Инна не разделяла моего скептицизма, и, отсчитав положенную сумму, отпустила меня с остатком на два часа и четыре стороны со словами: «По бабам? Только попробуй!» Учитывая оставшуюся наличность, только на пробу и хватит, не до жиру, которым меня уже, кстати, предлагали растереть.

Сильно не заморачиваясь, я зашел в стрип-клуб напротив, в котором уже вовсю шла какая-то местная тематическая вечерника. Вероятно, парни, которые поступили, кутили с девушками, которые не поступили. В каждый столик забегаловки был вмонтирован железный шест, на который по желанию клиента залезала частично или полностью обнаженная танцовщица. Девушки, оставшиеся без палки, терлись рядышком в традиционных крестьянских юбках или узких трусиках с побрякушками.

Ко мне тут же подбежала какая-то шутка природы — плоская, но забавная - и поинтересовалась, что господин желает и не скучает ли он, с характерным подмигиванием. Господин в моем лице скучал, но, глядя на это чудо в крестьянском платье, не настолько. Поэтому для начала я заказал джин-тоник. Дистрофическая джинна улетучилась за бутылочным джином, выполняя волю господина, а я расположился за дальним столиком в углу. Одна за другой потекли жрицы любви, ищущие секс за деньги, однако, судя по их рожам, вероятно, платить должны были они. До поездки в Таиланд, воспитанный на качественной азиатской порнографии, я наивно полагал, что все тайки красавицы.

Заказ прибыл в виде целой бутылки, что оказалось несколько неожиданно, но меня «успокоили», что недопитое я могу оставить тут до следующего раза, получив особый номерок. Не таскать же ее всюду, тем более, что в других местах принесенная с собой выпивка легко может войти в общий счет. Я повозмущался, но поскольку бутылка была открыта при мне же, с легкой руки подающей претензии были не поняты и отвергнуты.
- Ну и ладно, пойду в другое место, - решил я, захватив едва отпитую жидкость в стеклянной таре.

А в это время крепостные крестьянки, уже окончательно раскрепостившись, прямо на полу посередине зала демонстрировали чудеса лесбийских игр с родами яиц в стакан и передачи бананов ориВАгинальным способом. Очевидно следующим шагом будут палки в колеса, то есть секс с этими обдолбанными девицами. Но смотреть, кто окажется числителем, а кто знаменателем в этих сексуальных отношениях, мне не хотелось. Однако, эти мастерицы вумбилдинга напомнили, что в я как раз собирался поискать бесстыдницу для борьбы с бессонницей и улучшения настроения, ведь эндорфины - это всё, что нужно человеку для счастья. Более того, после такого количества алкоголя организм чувствует, что отравлен и стремится к размножению, так что смена пьянь-миссии на секс-квест была весьма своевременна.


* "бум-бум" - так в Таиланде называют обычный секс
будликов
Участник проекта
Сообщения: 1544
Зарегистрирован: Чт янв 18, 2007 9:11 pm
Откуда: СПб
Контактная информация:

Легенда о Скилле и Гидне

Сообщение будликов » Пт июн 06, 2014 6:11 am

Слушайся голоса правды, о Перс, и гордости бойся!
Гибельна гордость для малых людей. Да и тем, кто повыше,
С нею прожить нелегко; тяжело она ляжет на плечи,
Только лишь горе случится. Другая дорога надежней:
Праведен будь! Под конец посрамит гордеца непременно
Праведный. Поздно, уже пострадав, узнает это глупый.
Геродот


Радостное возвращение

Произошло это в 480 г. до нашей эры, во время первой в истории морской войны, развернувшейся между персами и греками.
Красавица Гидна сидела у окна маленькой рыбацкой хижины и горько плакала. Страшное горе пришло в дом молодой женщины: на пути к Терме (нынешние Салоники) персы взяли в рабство и посадили на скамьи гребцов много греческих моряков. Среди них оказался и Скилл, ее муж. «Какая участь ждет его в позорном плену? – Думала она. – Скорее всего, смерть под плетью надсмотрщика!» На глаза у женщины навернулись слезы. «Кто теперь будет ласкать мое тело? Неужели мне придется провести всю оставшуюся жизнь в одиночестве или лаская постылого мужчину, которого найдут родственники?»
– Ты плачешь? – услышала она знакомый голос. – На пороге хижины совершенно голый и дрожащий от холода стоял Скилл. – Сколько раз я тебе говорил, что не люблю женских слез! Жена моряка не должна плакать!
– Ты вернулся! – Обрадовалась Гидна, обнимая замерзшего мужа. – Мне сказали, что ты в рабстве у персов!
– Был! – Скилл показал прорезанное ухо. – Вот сюда мне повесили табличку, кто мой новый хозяин! Дорогая, я сумел убежать с персидского корабля, преодолел вплавь путь от Афета до Артемисия. Ты знаешь, вода мне – что дом родной, но я немного замерз!
– Это же целых восемьдесят стадиев! (14,8 км) – Гнида налила в кружку вина из заветной амфоры, и на этот раз Скилл выпил его неразбавленным.
– Я уже предупредил береговую стражу о замысле противника! Армада персидских кораблей идет к нам, чтобы покорить Грецию, а наших жен и детей угнать в рабство!

Ночь перед вылазкой

Скилл поел лепешек с сыром и оливками, залез на ложе из овечьих шкур.
– Пойдем, я утолю твои печали, – Гидна похотливо посмотрела на мужа, – а потом решим, что делать дальше!
Верная жена села рядом и принялась растирать тело супруга, возвращая жизнь усталым мышцам.
«Разотру его маслом с фланелью, – думала Гидна. – Меня не даром мама так учила!»
– Наши храмы разграбили, а женщин и девушек продавали как скот! – Скил зажмурился как кот, млея от удовольствия под сильными и ласковыми руками жены. – Эти толстые бородатые персы выставили их на городской площади, раздели до нага и стали продавать! Никогда еще Афет не видел столько горя и слез!
– Я ни за что не сдамся персам живой! – Гидна, прервав массаж, закрутила пышные темные волосы в узел и заколола их булавкой. – Жаль только что мы, женщины не можем воевать наравне с мужчинами.
Гидна принялась разминать промасленное тело мужа, стараясь не пропустить ни одного участка.
- Но у меня есть косы! Я отдам их на канаты для катапульт! Поверь, все женщины побережья последуют моему примеру!
– Моя дорогая жена, – Скилл снял с жены хитон некоторое время молча стоял на коленях меж ее ног, поглаживая курчавую поросль в низу ее живота, осторожно трогал и мягко сдавливал ее вздымающиеся груди. – С таким женщинами мы или умрем или победим!
– Я верю в наш народ! – Скилл поцеловал ее в живот. – А лично я скорее умру, чем позволю врагам прикоснуться к этим сокровищам!
Гидна почувствовала, как его рука, коснулась круто вздымающихся грудей, и не стала ее отталкивать. – Ты самая лучшая женщина Греции!
– Я знаю, моя любимая! Твоя кровь горяча! Помню она бросилась тебе в лицо, отлившись сочным румянцем на щеках, когда я впервые тебя поцеловал между грудей и когда ты впервые увидела как мое желание медленно и неуклонно возрастает.
Гидна улыбнулась и пряталась за массаж ног мужа, уделяя особое внимание внутренним поверхностям бедер и голеней.
– Я была так молода и никогда не видела, чтобы у мужчины вырастал такой огромный! – Как тут не испугаться, когда он поднялся во всю мощь?
«А от массажа ног он и сейчас поднимается! – Гидна удовлетворенно посмотрела на свою работу. – Похоже, Афродита подарит мне кусочек женского счастья!»
– Правда, ты с ним быстро освоилась! – Скилл обнял свою жену, и понес в угол хижины.
«Боги послали мне самую прекрасную на свете женщину! Кто знает, что ждет нас впереди, но сейчас я хочу быть нею!» – Улыбнувшись, он принял игру, наслаждаясь тем, как она ловко ускользает из его рук, словно скользкая русалка.
– Все равно поймаю! – Он, погрозив пальцем, поднял плащ, расправил его в широко раскинутых руках, словно сеть, и ловким движением набросил на нее...
И она забилась, заметалась на ложе, стараясь выбраться из мягкой толстой ткани, но тут уж Скилл ее настиг, обхватил за талию, и полез под хитон.
«И откуда он силы берет? Столько проплыть и как новенький? Похоже, массаж действительно эффективен!»
Гидна уж перестала биться в его руках и только взирала на тяжелое копье, нависшее над ней, а потом, прикрыв глаза, раздвинула ноги.
– Ну что ж, Посейдон ты мой ненаглядный, ты поймал меня в свою сеть, – прошептала она. – Я твоя законная добыча! А теперь срази меня копьем. – Она медленно сгибала ноги в коленях и еще шире разводила их в стороны, призывая супруга к атаке.
– Рыбка ты моя! – Скилл чувствуя, как в теле разгорается жар, мягким ударом вторгся в нее. – Жаль, что у меня не трезубец!
Гнида легонько вскрикнула, принимая в себя его оружие. «А куда бы он засунул третий зуб?» – подумала она.
– Мой любимый! – прошептала она.

Тела слились в клубок. Гнида вздрогнула и выгнулась дугой вместе с последним толчком, погрузившим огромное копье на самое дно, вздрогнула, распахнула глаза, губы ее тронула улыбка. Пошевелив бедрами, она присоединила их мерный ход к его усилиям и, отзываясь на его нарастающие колыхания, начала всем телом раскачиваться из стороны в сторону.
– Моя женщина! – Скилл поцеловал жену в пухлые губы. – Ты у меня самая лучшая на свете!
Теперь она билась под ним, извивалась и металась, словно настигнутая острым жалом остроги большая сильная рыба, а потом круто выгнулась в последней судорожной конвульсии, огласив дом жарким стоном.
«Кровь, текущая в ее жилах, совсем не рыбья!» – подумал он, целуя Гидну в шейку.
– Я пойду в море! – Скилл очнувшись от недолгого забытья, в какое его погрузило это горячее слияние, не выпускал возлюбленную из объятий. – Мой длинный рыбацкий нож сослужит хорошую службу! Я буду резать якорные канаты и пускать корабли Персов на волю богов. Посейдон поможет мне отмстить за свой поруганный храм!
– И я пойду с тобой! – Гидна поднялась на локте. – Я не рыхлая Афинская модница, что умеет только прясть! Плаваю не хуже тебя, и с ножом обращаться умею!
– Будет буря! – Скилл погладил жену по упругой попке. – Перерезанный канат во время бури может ударить пловца с силой лошадиного копыта. Шансов вернуться домой практически нет!
– Так ты хочешь погибнуть, а я буду тут сидеть, и ждать, пока персы придут и увезут меня в рабство? Не дождешься! – Гидна могла быть упрямой и настоять на своем. – Если ты меня не возьмешь, я пойду и без твоего согласия! Во мне течет кровь не только прибрежных рыбаков, но и царицы Амазонок!
– Я возьму тебя с собой! – Скилл прекрасно знал, что если какая-нибудь мысль засядет в голове молодой жены, то спорить бесполезно. – Мы вместе жили, вместе и помрем, если на то будет воля богов!
– Пусть боги помогут нам или возьмут к себе! – Гидна сладко потянулась.
– До восхода луны у нас осталось немного времени! – Мужчина положил жену животом на стол и, и стал нежно поглаживать упругие ягодицы чувствуя, что желание прежней силой вспыхнуло в нем.
– Встань-ка как львица, на четвереньки! – Скилл соскользнул пальцами в ложбинку между ягодиц. – Сначала – ты!
– Ну же! – прошептала она, и он, Еще быстрей, еще! – жарким шепотом понукала его Гнида.
И очень скоро женщина почувствовала, что тяжелое боевое копье, вошло в нее до самой заветной точки... И снова время для них остановилось до тех пор, пока их тела не задрожали в сладостном порыве.

Подвиг супругов

– Ты горячая, как огонь! – Скилл открыл амфору с оливковым маслом и принялся втирать его в тело жены.
– Если я русалка, то ты – мой Тритон! – Гидна помнила, как Скилл ночью приплывал к ней до свадьбы: никакая волне не могла остановить минуты свидания.
Два голых человека стояли на пустынном берегу и натирали друг друга маслом.
Им предстояло неслыханное дело: всего лишь с рыбацкими ножами помериться силами с Персидским флотом. Страха молодые не испытывали, но решили заручиться поддержкой Посейдона, бога морской пучины.
Первой подарок Посейдону вручила Гидна. Это было ожерелье, подаренное мужем в день свадьбы.
– Не прошу жизни! – Женщина встала на колени и поклонилась морским волнам и бросила ожерелье в воду. – Посейдон, прошу дать мне сил защитить родной берег!
Тело женщины блестело в лучах Луны и казалось серебряным.

– Буря приближается! – Скилл определил по местным приметам приближение гнева Посейдона. – Боги услышали наши молитвы!
Скилл подарил Посейдону браслет, подарок жены. Теперь предстояло отдать себя на волю Посейдона. Вдали были видны мачты персидского флота.
– Вот если богам будет угодно оставить нам жизни, – я лягу на ложе, а ты вонзишь в меня свое тяжелое копье.
Он увидел как Гидна, растирая масло по телу, стала гладить свои торчком стоящие груди. Женщина улыбалась, а тело ее извивалось столь причудливо, что он опять подумал о том, как в этих изгибах и извивах гибкого тела она походит на юную русалку...
– Да, плаваю как русалка, но моя кровь не рыбья! – Гидна не осталась в долгу и принялась умащивать тело супруга. – Может, в последний раз, я прикасаюсь к тебе, и пусть Боги нам помогут!

На этот раз боги им помогли. Геродот сообщает: "Трупы и обломки кораблей выбрасывало к Афету, они кружились у корабельных носов и приводили в беспорядок лопасти весел".
Но и это еще не все. Через несколько дней Скилл, во главе небольшой группы ныряльщиков, перерезал якорные канаты у кораблей, составлявших переправу. Для захватчиков это была катастрофа. Ветер и течение легко разметали корабли во все стороны.
Рассказ о подвигах Скилла и его верной жены Гидны – первое упоминание в античной литературе о военной деятельности боевых пловцов, а марафон на 14,8 км остается недосягаемой мечтой для большинства профессиональных пловцов.
будликов
Участник проекта
Сообщения: 1544
Зарегистрирован: Чт янв 18, 2007 9:11 pm
Откуда: СПб
Контактная информация:

А.Яковлев с помощью В. Маяковского

Сообщение будликов » Пт июн 13, 2014 7:38 pm

Андрей Яковлев

Мы, массажисты - народ плечистый
Не испугать нас попой мясистой,
Не испугать целлюлитною девой.
Устал правой - работай левой, левой, левой...
Ответить

Вернуться в «Эротический массаж: техника и описание методик»